КХЛ

СКА едет на Олимпиаду, а «Салават» проводит реформы

AllHockey.ru вспоминает события последней игровой недели КХЛ перед длительным перерывом в чемпионате.

Армейская монополия

В четверг Федерация хоккея России объявила состав национальной сборной на Олимпийские игры-2018. Обошлось без сюрпризов: 15 хоккеистов СКА, 8 из ЦСКА и лишь два представителя неармейского клуба — вратарь Кошечкин и нападающий Мозякин из магнитогорского «Металлурга». Кандидатура последнего вызвала сомнения у многих болельщиков, как и появление в составе сборной еще ряда хоккеистов, которые проводят не лучший сезон. Но самые жаркие дискуссии разворачиваются вокруг самого факта, что сборная практически полностью состоит из «армейцев».

За последние два года СКА и ЦСКА собрали под свои знамена всех потенциальных «сборников», тем самым обескровили соперников и уничтожили конкуренцию в КХЛ. По сути, два сезона главной лиги континента были принесены в жертву Олимпиаде. Руководители нашего хоккея слово «жертва», конечно, не используют и выражаются мягче: КХЛ и СКА действуют в интересах сборной, но сути это не меняет.

 
Сборная теперь просто обязана брать золотые медали. Проигрыша ей не простят. Если бы не эта история с «базовыми клубами», к команде относились бы мягче, болели душевнее и принимали бы какие-то ошибки, которые бывают у всех. Теперь же в случае неудачи народный гнев обрушится такой, что игрокам и их родным будет лучше вообще не заходить в Интернет и не включать телевизор в течение как минимум полугода. И вот такое давление во время олимпийского турнира — совсем не то, что нужно для боевого духа команды.

Уфимские перемены

В Уфе чуть ли не с самого начала сезона ждали отставки главного тренера, но в  последнее время эти разговоры поутихли, так как положение дел у «юлаевцев» стало выправляться. После Нового года команда выиграла пять матчей из восьми, обошла «Авангард» в таблице и вышла на вторую строчку на Востоке. Но на перемены уфимское руководство все-таки решилось. И коснулись они не Эркки Вестерлунда, а генерального менеджера. Причем уфимцы не просто решили уволить Леонида Вайсфельда, заменив его кем-то другим, а упразднили должность генменеджера вообще.

Роль генменеджера в КХЛ различается от клуба к клубу, но конкретно в «Салавате» шли по энхаэловской модели, где генеральный менеджер — по сути, главный человек в команде. В его руках бюджет клуба, он нанимает главного тренера и в соответствии с его требованиями набирает состав. Он ведет переговоры с игроками и их агентами, определяет максимальную сумму, которую клуб готов заплатить тому или иному хоккеисту, договаривается с другими клубами об обменах и так далее. Непосредственно на игру команды генменеджер повлиять не может, но все, что касается состава и трансферов — его юрисдикция.

Кто теперь будет заниматься этими вопросами в «Салавате», пока непонятно. В клубе существует скаутский отдел, генеральный директор, главный тренер, в конце концов — видимо, они распределят работу генменеджера между собой. К Вайсфельду можно относиться по-разному, одни считают его чуть ли не лучшим генменеджером в КХЛ, другие — виновником всех неприятностей «Салавата», а также «Автомобилиста» и «Кузни», где он работал ранее. Но в отсутствие генерального менеджера как такового «Салават» рискует получить ситуацию из известной поговорки про дитя у семи нянек.

К чему приведет такое решение, мы узнаем только весной, когда уфимский клуб будет формировать состав на следующий сезон. А пока у «Салавата» есть задача поважнее: не растерять кондиций в олимпийской паузе и хорошо провести остаток «регулярки». Участие уфимцев в плей-офф до сих пор не гарантировано.

Возвращение Сушинского

Кое-что поменяли и в другом кризисном клубе этого сезона — в «Авангарде». В Омск вернулся Максим Сушинский, отдавший «Авангарду» восемь лет своей карьеры и взявший с ней золотые медали российского чемпионата. Теперь — в качестве одного из руководителей, а именно члена Совета директоров.

«Он будет курировать все вопросы, касающиеся спортивной деятельности, а также находиться в постоянном контакте с менеджментом, тренерским штабом и командой», — объясняет суть работы Сушинского председатель Совета директоров «Авангарда» Александр Дыбаль.

Сам Су-33 пока просто рад возвращению в хоккей. «Предложение поступило 31 декабря, прямо под Новый год. Это стало для меня настоящим подарком. Судьба вернула меня в Омск. Наверное, ни в какие другие клубы КХЛ я и не собирался. Попробую чем-то помочь».

Оставить комментарий